Некоммерческий фонд поддержки сотрудников и пенсионеров ФСБ Мурманской области "ЩИТ"

Уважаемые гости нашего сайта!

Обращаем Ваше внимание на новый раздел «Разработка тем из фонда книг библиотеки некоммерческого фонда «Щит», с которым Вы можете ознакомиться в нашей Библиотеке. Надеемся, что новая информация будет Вам интересна и полезна.

На международной научно–практической конференции «Арктический фронт Великой Отечественной войны», посвящённой 70-летию разгрома немецко–фашистских войск в Заполярье.

 В 1 час 15 минут 22 июня 1941 года по Северному флоту был дан сигнал «Павлин — один» означавший введение оперативной готовности № 1. Через 20 минут от Наркома ВМФ адмирала А.Г. Кузнецова в адрес Военного Совета поступила директива, в которой указывалось, что в течении 22–23 июня 1941 возможно внезапное нападение немцев, которое может начаться с провокационных действий. В ней указывалось: не поддаваться ни на какие провокации, могущие вызвать крупные осложнения, флоту быть в полной боевой готовности встретить внезапный удар немцев или их союзников. Нарком Военно–морского флота требовал тщательно маскировать повышение боевой готовности. Введение разведки в чужих территориальных водах категорически воспрещалось, также как проведение каких–либо других мероприятий без особого распоряжения.

В такой обстановке находилась 14 армия на Мурманском и Кандалакшском направлении и погранзаставы на Кольском полуострове. В течение 1941 года всё это сказалось и на первых днях наступления немецких войск.

Ближе к вечеру 22 июня начальник разведотдела Северного флота капитан 3 ранга Павел Александрович Визгин, подразделение которого во взаимодействии с Управлением НКВД станет на все годы войны основным по ведению разведывательной работы с помощью разведгрупп в Северной Норвегии, доложил начальнику штаба Северного флота контр-адмиралу С.Г. Кучерову последние данные радиоразведки. На аэродромах Норвегии было сосредоточено в Киркенесе 50 самолётов, в Лаксельвене – 32, Тромсе – 20, Нарвике – 20, Буде – 11, Тронхейме – 45 самолётов.

Однако фактическое наступление сухопутных войск на Мурманском направлении в рамках операции «чёрно–белая лиса» началось 29 июня 1941 года: германские войска за сутки достигли Западной Лицы, но тут их остановили, так же, как на перешейке полуострова Средний. В результате левый фланг группировка войск оказался открытым со стороны Мотовского залива. Этим воспользовалось советское командование, начав систематический обстрел германских позиций корабельной артиллерией, а 6 июля еще и высадило морской десант. На кандалакшском направлении боевые действия начались 1 июля 1941 года, наступление которых остановлено на рубеже река Верман.

Благодаря героической обороне советских войск и действий Северного флота с осени 1941 года и до октября 1944 года враг не смог захватить Кольский полуостров, был остановлен на рубежах р. Западная Лица и р. Верман.

Для информирования частей и соединений флота, 14 армии и подразделений НКВД дислоцировавшихся на Кольском полуострове готовил разведсводки и направлял по указанию штаба СФ разведотдел. Источниками для создания информационных материалов являлись:

1. Войсковая разведка:

  • а) авиаразведка;
  • б) донесения подлодок и надводных кораблей;
  • в) донесения постов связи и воздушного наблюдения;
  • г) донесения наземных разведгрупп;
  • д) донесения транспортов;
  • е) показания военнопленных;

2. Данные радиоразведки;
3. Информация НАРКОМАТА ВМФ СССР;
4. Информация охраны войскового тыла НКВД и УНКВД;
5. Информация от штаба 14 армии
6. Информация союзников и сведения инопрессы.

Объектами разведустремлений разведподразделений Северного флота, 14 армии, охраны войскового тыла НКВД и УНКВД Мурманской области являлись:

  1. Сухопутные войска, дислоцировавшиеся в Северной Норвегии и Финляндии,
  2. Отдельная группировка Люфтваффе «Авиа командование Киркенес», а с весны 1942 года переименованная в «Норд Ост»
  3. ВМС Германии в Норвегии. В районе Киркенеса и Вадсё, где на маневренных базах находились эскадренные миноносцы, торпедные катера и охотники за подводными лодками, в Альта – фьорде на операционных базах тяжёлые надводные корабли, а в Бергене базы ремонта и обеспечение подводных лодок.
  4. Побережье Норвегии от Тромсё до Киркенеса и Лиинахамари, в т.ч. условия для развёртывания сети разведгрупп.

В разведотделе Северного флота и УНКВД Мурманской области чётко понимали и учитывали при подготовке разведгрупп следующие факторы:

  1.  Малочисленность населения в местах, где необходимо вести разведывательную деятельность и активная агентурная работа абвера, гестапо, СИПО среди населения, проживающего вдоль побережья, и техническая вооружённость по поиску разведгрупп.
  2. Созданный жёсткий оккупационный режим на всей территории Северной Финляндии и Норвегии.
  3. Отсутствие естественных (природных) условий для скрытого долговременного пребывания разведгрупп на побережье или вблизи населённых пунктов,
  4. Полярный день, затруднявший доставку и снятие разведгрупп, а это требовало направления их на длительное пребывание, с вытекающими отсюда последствиями, как питание для рации, обеспечение продуктами, одеждой и т.д.,
  5. Отвлечение от боевых задач подводных лодок и самолётов для доставки и снятия разведгрупп.

Всё это предопределяло характер деятельности разведывательных групп на территории Северной Норвегии, подбора участников, их подготовки, способы доставки и снятия, а также своевременного получения развединформации. После боевого похода первой разведгруппы из 13 человек в районе Киберг – Вардё с 25 сентября по 15 ноября 1941 года были внесены изменения в программы подготовки, взято на вооружение формирование разведгрупп из трёх человек с одним или двумя участниками из норвежцев.

Подавляющее число норвежских граждан бежавших в июне – ноябре 1940 года из Норвегии на Кольский полуостров, после начавшихся арестов коммунистов, социал–демократов и руководителей профсоюзных организаций, рассматривались для привлечения к совместной борьбе с немецкими оккупантами в Норвегии. Часть из них была привлечена к разведдеятельности на побережье Норвегии ещё до начала войны. Все они прошли проверку со стороны УНКВД, определены по группам, исходя из возможностей, специальности, физическим и другим способностям, и закреплены для борьбы с фашистами среди подразделений УНКВД, разведотдела и лоцманской службой Северного флота.

Как правило, руководителями разведгрупп назначались люди из числа норвежских коммунистов, либо их родственников которые до войны занимали в коммунистической партии либо молодёжном её крыле лидирующее положение. Большинство из них связывали родственные либо по месту жительства многолетние личные отношения, ненависть к фашизму и действительное желание вложить свой вклад в освобождение своей родины – Норвегии.

В долине Пасквик вдоль реки Паз в состав разведгруппы входили норвежцы финского происхождения, финны, а также привлечённые к работе саамы из местного населения или их родственники, ранее выехавшие в Мурманскую область. В качестве радистов во всех случаях выступали военнослужащие прошедшие подготовку, в т.ч. в разведцентре посёлка Лавна на Кольском заливе.

В посёлке Лавна и на служебных квартирах г. Мурманска, Зверосовхоза и Колы разведчики проходили специальную подготовку, в т.ч. для работы на рации.

Для получения наиболее объективной информации, через 70 лет после событий, нам потребовалось изучить доступные материалы из архивов ВМФ России в Гатчине, УФСБ по Мурманской области, музея Северного флота, а также книги документально–публицистического характера советских, российских и норвежских авторов.

Установлено, что в разведгруппах, доставляемых с помощью подводных лодок в тыл врага участвовало 24 норвежца, как разведчики, 7 в качестве лоцманов и 14 советских военнослужащих, а в разведгруппах десантировавшихся с самолётов 16 норвежцев и 14 русских, кроме этого в долине Пасвик и иных посёлках от фронта до Киркенеса в разведгруппы входило 10 норвежцев, т.е. более 50 норвежских граждан участвовало в боевых операциях в составе разведгрупп.

Наиболее весомый вклад в разведдеятельность по заданиям Советского Командования внесли норвежские граждане:

  1. Трюгве Свэрре Эриксен, уроженец Киберга,
  2. Сввере Марелиус Седерстрем, уроженец Киберга,
  3. Берг Гуннар, уроженец Вардё,
  4. Ингвард Андреас Миккельсен, уроженец Коматвэр,
  5. Альфред, Франс и Арнульд Матисены, уроженцы Киберга,
  6. Халвари Альфред, уроженец Киберга,
  7. Ингвальд Андреас Мейер Аспос, уроженец Тромсё,
  8. Олаф Хенрик Андреас Ларсен, уроженец Киберга,
  9. Хокун Сневе, уроженец Якобснена и многие другие.

Мы также помним о советских воинах, которые входили в состав разведгрупп, организовывали подготовку, техническое обеспечение, их много и все они заслуживают увековечивания имён, чем и занимается некоммерческий фонд «Щит».

Подводные лодки Северного флота для выполнения заданий разведотдела Северного флота и УНКВД Мурманской области для доставки и снятия разведгрупп использовались в 33 случаях. При этом:

—   17 раз высаживались разведывательные группы успешно. В 2-х случаях производили замену больных и 2-х – снятие разведгрупп.

—   11 раз командиры подводных лодок по уважительным причинам не смогли выполнить поставленную задачу, т.е. высадить 6 групп и снять 5.

На территорию Северной Норвегии проводилось десантирование с самолётов 18 разведгрупп, в т.ч. в 4-х случаях по одному разведчику.

Особую роль в разведдеятельности на Севере сыграли 34 боевых операции с высадкой и 16 снятий с побережья небольших по численности разведывательно – диверсионных групп с помощью торпедных катеров и морских охотников, которые по указанию штаба флота проводились разведотделом и командованием 181 разведотряда. Эти высадки на побережье противника в районах от Лиинахамари до Вардё занимали по времени от нескольких часов до нескольких дней. Во всех случаях наряду с решением боевых задач уничтожение живой силы, вывод из строя артиллерийских батарей, уничтожение складов с боеприпасами, других технических средств, выполнялись задачи по взятию штабных документов, «языков» из числа офицерского состава и документальных материалов, крайне необходимых для деятельности забрасываемых разведгрупп в тыл врага.

Эффективность работы разведывательных групп в 1941–1944 годах попытаюсь оценить по четырём наиболее важным критериям:

  1. Правильный выбор районов действий по сбору развединформации и время работы разведгрупп в них,
  2. Количество и качество представляемой информации, исходя из складывающейся военной обстановки,
  3. Сроки доставки развединформации,
  4. Насколько эффективны контрразведывательные меры противника в районах действий разведгрупп.

Всё вышеизложенное, в т.ч. использование подводных лодок, авиации, выделение для разведдеятельности разных категорий людских ресурсов, высокое материально–техническое обеспечение, в тяжёлых условиях войны на Севере, это и есть самая высокая оценка результатов работы всех разведгрупп.

По месту дислокации разведгрупп всё побережье Северной Норвегии условно разделил на три участка , первый от п/о Рыбачий до Вардё, второй от Вардё до Берлевого и третий от Тана фьорда до о. Арней, при этом необходимо учитывать, что о. Арней, Альта, Тромсё и Нарвик находились в зоне ответственности ВМС Великобритании согласно решению союзного командования разделения зон по 18ºдолготе. Для советского Командования в 1941 – 1943 годах наиболее важными были первые два участка, поэтому в начале 1942 года до Вардё, в т.ч. долине Пасвик, действовали заброшенные 6 разведгрупп от 30 до 200 дней, а на участке от Вардё до Берлевого три группы от 15 до35 дней и пять групп от 60 до 270 дней. На участке Тана-фьорд – о. Арней находилось в 1943 – 1944 годах 6 групп, из них только 3 работали до 60 дней, а одна в течении год.

Фиксации прохождения конвоев противника из Тромсё – Тана-фьорда в Кикенес – Петсамо и обратно практически проходила на участках маршрута, которая позволяла Советскому командованию использовать авиацию и подводный флот для уничтожения противника на морских коммуникациях до подходов к портам назначения, где имелась сильная система ПВО, а также минные заграждения в фьордах по которым шли конвои. Так, в 1942 – 1943 годах по советским источникам на морских коммуникациях Тромсё – Тана-фьорд – Киркенес потоплено более 81 транспорта и боевых кораблей. По сведениям норвежских авторов в этот период было потоплено на этом отрезке морских коммуникаций 62 судна. Цифры в том и другом случаях очень существенны.

Учёта потерь противника по материалам разведки никогда не велось и не могло быть, так как основная задача по уничтожению немецких объектов отводилась ВВС и подводному флоту.

По результативности поступаемой в штаб Северного флота от разведгрупп информации вообще невозможно определить роль каждой разведгруппы, поэтому остановимся на отдельных примерах по итоговым разведывательным сводкам:

—       По показаниям военнопленных стало известно, что к 08.07.1941 году в район Торна (3 км. Западнее Сакаселька – Финляндия) немцы подвезли ОВ, а по подтверждённым данным немцы доставили в Финляндию 1 000 тонн арсина. Всё это уточнила и разведгруппа УНКВД в январе 1942 года, получив информацию и о путях доставки ОВ через порт Киркенес.

—       В разведсводке № 9 РО СФ с 01.10.1941 по 15.10.1941 года указывалось:

  • Агентурными данными подтверждается прибытие на Север Норвегии частей 6-й горно – егерской дивизии. Часть дивизии из Тронхейма была переброшена на транспортах и 2 октября по группам находилась в Киркенесе, Нейдене, Гамвике, Тромсё и в районах южной Норвегии.
  • В разведсводках имелся раздел «Оборудование театра», где указывались местонахождение (здания, подвалы, местность и т.д.): зенитных, полевых и дальнобойных орудий, пулемётов; склады боеприпасов, одежды и продовольствия, бензохранилищ; мостов, паромов, пристаней; звукоулавливающих, пеленгаторных и прожекторных станций; форваторов и строящихся дорог в Киркенесе, Вадсё Кибю, п/о студе Эккерей, Киберге, Вардё, Петсамо.

Единственный эффективный способ доставки развединформации в штаб Северного флота от разведгрупп были радиостанции. А коренным образом изменились результаты её использования, когда с апреля 1942 года была введена в строй постоянная техническая система связи между флотским командным пунктом с подводными лодками, которые, находясь в боевом походе, ежесуточно в назначенный час принимали задания по рации. Из многочисленных примеров две развединформации:

№ 134 от 28.04.42.

Достоверные данные:

  1. в 233027 апреля большой караван (количество не установлено)в районе Блудшютудден курсом Зюйд – Ост;
  2. в 1115 в Сюльте-фьорде на стоянке 2 транспорта (водоизмещением 5 000 и 2 000 тонн) и 5 тральщиков (Т.Щ).

№ 139 от 3.05.42

Достоверные данные:

В 2055 02 мая в районе Вардё 2 ТР (5 000 и 2 000 т.) в охранении 4 вооружённых траулера курсом в Варангер-фьорд.

Известно, что отдельные разведгруппы выходили в эфир до 100–150 раз за время работы в тылу врага.

Немецкие карательные органы, в том числе Абвер и норвежская полиция, ещё с довоенного периода имели сведения о следах пребывания советских разведчиков на территории, держали под наблюдением конкретных людей и районы вдоль побережья Норвегии. В тоже время для проведения широкомасштабных операций в местах со сложными природными условиями, и слабой опорой на гражданское население, они смогли организовать поиск и ликвидацию ряда разведгрупп только летом 1943 года. К этому времени немецкое командование, имея большие потери судов на морских коммуникациях, точечные бомбардировки со стороны советской и английской авиации военных объектов и аэродромов, выделило до 1 000 солдат, из Германии поступили радиопеленгаторные системы, в том числе для использования на судах и в пешем патрульном порядке.

К сожалению системы пеленгации и возможность внезапного прочёсывания тех или иных участков побережья, а малочисленность населения не позволяла разведчикам укрыться в населённых пунктах, разведгруппам приходилось делать большие переходы, уходить в горы, от побережья.

Всё это затрудняло работу разведгрупп и приводило к провалу. В июле–сентябре 1943 года погибли в боестолкновениях с карателями 6 разведгрупп.

В конце 1943 и начале 1944 года снизилась активность переброски немецких сил к линии фронта и подвоз боеприпасов, продовольствия и обмундирования, хотя в сторону Тромсё активно пошёл поток конвоев с никелевой рудой и тыловым имуществом.

Штаб Северного флота, учитывая эту тенденцию, усилил использование разведывательной авиации и радиоразведки для получения нужной информации, тем самым снизилось количество забросок в тыл разведгрупп. Однако, начиная с мая, в канун Петсамо – Киркенесской операции и в ходе её активной фазы, было десантировано 10 разведывательных групп, из которых четыре погибли.

Война на территории Северной Норвегии завершилась в ноябре 1944 года.

Благодарность норвежского населения Советской армии, в том числе норвежским патриотам была безгранична и об этом говорим сегодня.

Мы говорим вечная память погибшим. Но мы говорим, а почему многие руководители государств, власть имущие Европы, Великобритании и США не видят возрождения фашизма в Украине, почему только сейчас, когда во всю полыхает Ближний Восток заговорили о совместной решительной борьбе с радикальными исламистскими группировками?

Хочется надеяться, что материалы нашей научно – практической конференции станут достоянием широкой общественности в России, Европе, Великобритании и США.

Спасибо за внимание.

Председатель Совета
фонда «Щит» 
Г.А. Гурылёв
Мурманск 19.09.2014.

№34 «Граница России» 2014-10-09

В этом номере в рубрике «Техника и оружие» вам предлагают познакомиться с новейшими разработками в этой области.

Это и нанобеспилотники для моряков, и «умная кожа» для самолетов, история появления и развития торпедного оружия, его новые разработки, в том числе торпедное «чудо-оружие», а также «Верба».

Это мирное название, которое казалось бы ассоциируется только с ранней весной и красотой пробуждающейся природы, получил новый переносной зенитно-ракетный комплекс. Его уже метко окрестили «гроза авиации».

И стоит заметить, что это не опытный образец. ПЗРК «Верба» уже начал поступать в российскую армию.

Одно из главных достоинств «Вербы» высокая вероятность поражения малоизлучающих целей типа крылатых ракет и беспилотных летательных аппаратов. Это те летающие объекты, которые трудно обнаружить, но еще труднее сбить.

И это еще не все. Об экзоскелете, современных робокостюмах, специальных робокостюмах, предназначенных для аквалангистов и многих других инновациях в области обеспечения безопасности наших границ вы можете познакомиться в этой рубрике.

В газете также представлены некоторые снимки, которые могут дать реальное представление о робокостюмах и экзоскелетах.

В разделе « 70-летию великой победы посвящается» напечатаны материалы о крылатых связистах.

Исторически доказано, что голуби сыграли немаловажную роль для приближения Победы в Великой Отечественной войне. Около 30 солдат-голубеводов были награждены боевыми орденами и медалями только за участие в обороне Москвы.

Голуби представляли собой такую угрозу для врага, что фашисты отдавали приказы снайперам отстреливать голубей. На оккупированных территориях фашисты изымали голубей у населения, а за укрывательство этих птах было одно наказание – смерть.

Всего за войну почтовые голуби доставили более 15 000 голубеграмм.

О двух эпизодах помощи голубей в борьбе с нацистами рассказано в этой заметке.

В этой рубрике мы знакомим Вас также с материалами, посвященными героям пограничникам Василии Федоровиче Михалькове и Анатолии Васильевиче Рыжикове, которым за образцовое выполнение боевых заданий, мужество и героизм было присвоено звание Героя Советского Союза.

О человеке долга и чести, о судьбе Дмитрия Карбышева можно прочитать в очерке «Подвиг во имя жизни».

В 1938 году вблизи маленького городка Маутхаузен нацистами был построен концентрационный лагерь. За годы войны он поглотил и превратил в пепел 122 677 узников. Среди них находился и военный инженер, генерал-лейтенант Советской армии Дмитрий Михайлович Карбышев.

В настоящее время перед окованными железом воротами бывшего лагеря смерти возвышается монумент, на гранитной плите которого высечено на русском и немецком языках: « Дмитрию Карбышеву. Ученому. Воину. Коммунисту. Жизнь и смерть его были подвигом во имя жизни».

А с 1956 года между Марсом и Юпитером совершает свой звездный путь по околосолнечной орбите малая планета, названная в его честь.

 

№35 «Граница России» 2014-10-09

 

Самое известное русское слово во всем мире это не матрешка, не спутник, не балалайка, и даже не водка, а «калашников»

Рекомендуем для чтения статью « Береги оружие – оно тебя сбережет», опубликованную в этом номере.

Автомат Калашникова был создан в 1947 году. Почти семь десятков лет он остается лучшим в мире стрелковым оружием. Только официально он принят на вооружение в 55 странах мира. Автомат Калашникова запечатлен в национальных гербах 6 государств.

У русского оружия славная история. О том, какой профессиональный праздник появился у наших оружейников, и что мы знаем и думаем о русском оружии, вы можете прочитать в этом статье.

В рубрике «Неизвестное об известном» опубликована статья «Цена перемирия», в которой повествуются материалы о так называемой «зимней войне».

До сих пор «зимняя война» и «война-продолжение», как называют в Финляндии события 1941-1944 годов, окутаны огромным количеством мифов и пропагандистских штампов.

Исследователь Баир Иренчеев, руководитель Историко-культурного центра Карельского перешейка твердо и последовательно борется и мифами, и с устаревшими штампами.

Интервью с ним, а также ответы на такие вопросы, как:

Официально Финляндия вступила в войну против СССР после того, как подверглась советской бомбардировке 25 июня?

Почему финны не обстреливали Ленинград?

Выходя из войны, финское руководство как-то объяснялось с Гитлером?

О жертвах среди гражданского населения во время советских налетов.

О цене перемирия. Вы можете прочитать в этом номере.

 

№ 33 «Граница России» от 9 сентября 2014

Всем прекрасно известно, что партизанское движение имело огромное значение для победы над фашистской Германией. По всей стране действовало свыше 6 тысяч отрядов народных мстителей.

В статье «Не зарастают партизанские тропы», опубликованной в этом номере газеты, рассказывается об огромном вкладе в Победу заполярных партизан. Бойцы взрывали мосты и склады, отвлекали внимание врага, вызывали огнь на себя.

Заполярные партизаны базировались вблизи высоты «Ударная».

Именно партизаны, участники войны были инициаторами проведения партизанских слетов на святом для них месте.

На острове Партизанском в Мурманской области прошел традиционный 35-й традиционный слет ветеранов ФСБ России, пограничной службы и молодежи региона.

В этом году слет был посвящен 95-летию образования пограничных органов и 75-летию Мурманской области.

О деятельности современного «партизанского отряда» в состав которого входят молодые люди из Мурманска, Мончегорска, Оленегорска, можно прочитать в этой статье.

Обращаем Ваше внимание еще на одну боевую страницу нашей военной истории.

В этом году исполняется 70 лет специальной диверсионно-разведывательной группе «Джек». Она состояла из 10 человек. Была создана в июле 1944 года. Группа была заброшена в немецкий тыл, где действовала на протяжении полугода по заданию штаба 3-его Белорусского фронта. Создание группы было обусловлено тем, что в районе Восточной Пруссии советские войска не имели серьезной агентурной сети. Командование не располагало информацией об оборонительных рубежах и о состоянии вражеского тыла.

Свое название группа получила по оперативному псевдониму своего первого командира.

Разведгруппа признана одной из самых легендарных в истории военной советской разведки благодаря высокой эффективности и «живучести» в тылу врага.

Для ознакомления газета находится по адресу:
г. Мурманск, ул. Полярные Зори, д. 41, корп. 3, кв. 81.
Либо http://www.redstarph.ru

С этими книгами Вы можете ознакомиться в нашей библиотеке

К 100-летию Ю. В. АНДРОПОВА

Накануне юбилейных дат того или иного крупного политического, государственного или общественного деятеля мы обычно не только вспоминаем этого человека, но и стараемся переосмыслить его вклад в нашу жизнь. Случается, что эти оценки не совпадают или бывают очень противоречивы.

Так и с Юрием Владимировичем Андроповым, 100-летие которого будет отмечаться 15 июня этого года. Биография его богата событиями. Он родом из Ставрополья, в молодости  – рабочий, матрос на судах Волжского пароходства, комсомольский лидер, участник партизанского движения. В зрелые годы  – практический политик, партийный деятель, дипломат, руководитель КГБ. Очень многогранный, по-своему талантливый, он был человеком Системы, которая наложила свой отпечаток и на судьбу, и на характер.

На посту руководителя СССР Юрий Андропов  пробыл совсем мало – пятнадцать месяцев, но его до сих пор помнят, чтут и спорят: по какому пути пошла бы наша страна, если бы Юрию Владимировичу довелось больше работать и жить. Его приход к власти многие встретили с надеждой, ожиданием перемен к лучшему.

И это понятно, ведь он заметно отличался от других партийных и государственных деятелей, во-первых, широким политическим кругозором, аналитическими способностями, образованностью, а во-вторых, интеллигентностью, литературными и музыкальными наклонностями. Страна стояла на пороге перемен, и ей нужен был такой лидер — сильный, авторитетный, решительный, умный.

 К тому же многим импонировало бескорыстие Андропова. Деньги за воинское звание в КГБ он отсылал в школу-интернат, довольствовался трехкомнатной квартирой на Кутузовском проспекте. А главное – был нетерпим к коррупции, стяжательству. Даже академик  Сахаров  признавал, что с точки зрения нравственного разложения и образования   мафиозных структур именно армия и КГБ в те годы былиорганизациями, к которым общество могло предъявить меньше всего упреков.

 Очень важен вклад Юрия Владимировича в развитие органов госбезопасности страны. Период, когда он находился во главе КГБ, считается наиболее успешным в плане предупреждения и пресечения подрывной деятельности иностранных разведок в послевоенные годы. За пятнадцать лет (1967-1982) ему удалось заметно поднять авторитет органов госбезопасности в обществе благодаря и тому, что был значительно повышен профессиональный уровень чекистов.

 Именно при нем в КГБ были созданы подразделения специального назначения для решения оперативно-боевых задач. Первым из них стала легендарная группа антитеррора «Альфа»(4.07.1974). Ее задача — борьба с терроризмом, захват вооруженных преступников, силовое прикрытие проведения оперативных мероприятий. Вобравшая в себя все лучшее из опыта как российских сил специального назначения, так и аналогичных зарубежных подразделений, «Альфа» стала элитным подразделением КГБ. Наряду с ней, призванной действовать преимущественно на территории собственной страны, была образована группа спецназначения «Вымпел» (19.08.1981) — для решения сложных боевых задач за границей. В системе КГБ это было подразделение суперразведчиков.

Многое в те годы было сделано по повышению  престижа органов  безопасности и созданию нового образа  современного  чекиста. Например, вышло немало фильмов о разведчиках, лучшим из  них до сих пор считается «Семнадцать мгновений весны».

Надо сказать, что с приходом к власти Владимира Путина у нас вновь появилось много телесериалов о чекистах, однако лишь немногие вызывают настоящий интерес, особенно у молодежи. Одна из причин, на мой взгляд, в том, что это фильмы – скороспелки, не очень глубокие по содержанию, что свойственно средненьким боевикам.

С первого момента избрания Генеральным секретарем ЦК КПСС (12 ноября 1982 года) Юрий Андропов показывает себя  незаурядной личностью и серьезным политическим деятелем. Однако о нем до сих пор говорят как о противоречивом и загадочном политике своего времени. Возможно, и потому, что он действовал осторожно, обдумывал каждый шаг и не любил эффекты.

С самого начала Андропов понимал: надо обновлять управление хозяйством страны, развивать демократию, реформировать все стороны жизни общества на базе социализма. Он видел недостатки и трудности, стремился найти верные пути их решения. Те, кто работал с ним, вспоминали, что с первых же дней Юрий Владимирович старался найти единомышленников в руководстве страны, чтобы всем вместе искать пути решения накопившихся проблем.

 Андропов считал, что экономику необходимо перестраивать. По его мнению, надо было частично децентрализовать ее, придать плановой системе менее директивно-административный характер, резко усилить заинтересованность трудящихся и самих предприятий в эффективности производства. Нужно было создать такие условия, которые бы стимулировали  «качественный, производительный труд. Инициативу и предприимчивость». Но как это сделать? Во-первых, поднять дисциплину на всех уровнях.

Люди старшего поколения хорошо помнят, как в январе 1983 года началась кампания по укреплению трудовой дисциплины. В рабочее время по кинотеатрам, баням, магазинам устраивались  рейды по обнаружению тунеядцев и прогульщиков. А в июне того же года вышел закон о трудовых коллективах, который повышал ответственность самих коллективов за дисциплину на предприятиях. Согласно ему работника в случае опозданий, прогулов, аморального поведения можно было уволить с работы, лишить премии, очереди на квартиру и телефон и т. п. Но разрешение на увольнение или другое наказание должно было обсуждаться и приниматься всем трудовым коллективом.

 Андропов считал, что повышение уровня жизни населения напрямую зависит от того, как работает предприятие, цех, коллектив и каждый человек, вся страна в целом. Начавшиеся преобразования в экономике четвертый Генсек рассматривал как важную часть процесса обновления социализма. Он верил, что в ближайшие годы, десятилетия произойдут значительные изменения и улучшение также в духовной жизни людей.

Однако судьба отпустила ему всего полтора года пребывания во главе государства. Большинство его замыслов остались нереализованными, хотя и за такой короткий срок он успел сделать немало. Например, в вопросах восстановления законности и правопорядка в стране, борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти. Достаточно вспомнить аресты министра внутренних дел Николая Щелокова и его заместителя Юрия Чурбанова, директора Елисеевского гастронома Юрия Соколова, «икорное» и «хлопковое» дело. Тогда были отстранены 18 министров и 37 секретарей обкомов.

Существуют две основные точки зрения на андроповский период. Одни называют его предвестником перестройки, в которой нуждалась страна. Другие считают это время периодом ресталинизации, поворотом в сторону полицейского государства.  Согласимся, что это было очень сложное время, требующее коренных перемен, а на это требовалось время. Наверное, если бы судьба отпустила Юрию Андропову больше лет и физического здоровья, социализм пошел бы у нас по другому пути. И людям не пришлось бы переживать ни распад Союза, ни безумную приватизацию, которая привела к переделу государственной собственности и обнищанию большей части населения страны.

Безусловно, в нашем обществе есть не только стремление к демократии, к защите прав и свобод человека. У нас не менее сильное стремление к «порядку» и уважение к «сильному лидеру», «хозяину», способному заботиться о благе народа. И это понятно. Люди не хотят жить как на вулкане, не хотят быть нищими и бояться за будущее детей.

Думаю, еще и поэтому интерес к Юрию Андропову, этому далеко неоднозначному человеку, но сильному лидеру,  в наши дни не случаен. В современном обществе ощущается потребность в людях, которые способны мыслить по-государственному и ставить интересы страны превыше всего.

                                                     Дарья АЛЕКСЕЕВА

ИЗ БИОГРАФИЧЕСКОЙ ХРОНИКИ Ю.В. АНДРОПОВА 

1914, 15 июня. Родился в семье железнодорожника на станции Нагутская Ставропольской губернии.

1930-1932. Вступление в ВЛКСМ. Трудится рабочим в Моздоке в Северной Осетии. Учится в Рыбинском техникуме водного транспорта. Одновременно работает матросом, штурвальным, помощником капитана в Волжском пароходстве.

1936-1938. Избирается освобожденным секретарем комсомольской организации Рыбинского техникума водного транспорта, затем заведующим отделом, первым секретарем Ярославского обкома ВЛКСМ.

1939-1940. Вступает в ВКП(б). Избирается первым секретарем ЦК ЛКСМ Карелии.

1941–1944. Участвует в партизанском движении. Занимается организацией комсомольского подполья на оккупированной советской территории, разведывательных и боевых операций в тылу врага.

1947. Второй секретарь ЦК Компартии Карело-Финской ССР.

1951. Переводится в аппарат ЦК партии, где работает инспектором,  затем заведующим подотделом ЦК.

1953. Направляется на дипломатическую работу в МИД СССР.

 1957. Заведующий отделом ЦК КПСС по связям с правящими коммунистическими партиями.

1961-1962. Избирается членом ЦК КПСС, затем секретарем ЦК .

1967, май. Назначается председателем КГБ.

1973, апрель. Член Политбюро ЦК КПСС.

1982, май.  Секретарь ЦК КПСС. 12 ноября. На внеочередном Пленуме ЦК партии избирается Генеральным секретарем ЦК КПСС.

1983, 16 июня. Председатель Президиума Верховного Совета СССР.

1984, 9 февраля. Кончина Ю.В. Андропова .14 февраля. Похороны в Москве на Красной площади.

В книжном фонде библиотеки Некоммерческого фонда «Щит» имеется художественно-публицистическое издание «Операция «Рейд», или история одной любви» автор Г. З. Санников (Спецслужбы в борьбе за Украину в 1946-1956 гг.)

Книга посвящена деятельности советской контрразведки по пресечению враждебной деятельности остатков вооруженного националистического подполья в Западной Украине, вскрытию и разоблачению непосредственного участия разведок Западных стран и США в руководстве и финансировании их лидеров в подрывной деятельности против СССР.

Автор книги, Санников Г. З., непосредственный участник борьбы с бандподпольем, на документальных, архивных материалах, на основе воспоминаний и отзывов очевидцев вскрывает глубинные корни и природу украинского национализма, сфокусированного её идеологами и лидерами накануне Великой отечественной войны в такую структуру как ОУН и её военизированные организации (УПА-УНСО).

Книга написана в свободном, не политизированном стиле. На её страницах он дает возможность обеим сторонам этого жестокого конфликта высказывать свое мнение, объясняющее и мотивирующее их действия. Автор представляет читателю возможность ознакомиться с биографическими данными участников указанных событий, их отзывами и отношением к происходившему, пытается и находит ответ на самый ключевой вопрос: зачем, почему, ради какой такой «Великой» цели вполне нормальные, вышедшие из благополучных семей люди вдруг перестали понимать и воспринимать реальность,  своих родных и близких, свой народ, стали забывать его историю, отказались от свойственных всем людям жизненных благ и пошли по пути, ведущему в никуда, по пути уничтожения себя и собственного народа.

В этой книге читатель найдет и увидит ответы на эти вопросы, осознает, какую опасность представляла для всех народов идеология национального обособления и возвеличивания, умело взращенная и вскормленная т. н. поборниками демократии Западными странами и разжигаемая ими в этом регионе в настоящее время. В доказательство этого вывода автор приводит в книге в пример выписку из одного из программных документов ОУН, утвержденных вторым Большим Собором украинских националистов в августе 1939 года.

«Личному составу украинской армии прививается националистическое сознание, железная дисциплина, мужественность и жертвенность, гордость за свое высокое предназначение ОУН возглавляет те украинские революционные движения и сотрудничает с теми угнетенными Москвой революционными движениями, которые стремятся к полному развалу СССР.»

Все предельно четко, ясно и понятно. Во всех бедах и несчастьях украинцев и других народов, исходя из их трактовки, виновато только одно государство и народ: Москва и русские. Нет, ни Германия, ни Англия и ни США, а именно Москва. На примере проведения органами контрразведки СССР одной их чекистской операции автор раскрывает неблаговидную роль спецслужб Западных стран, которые вскармливали, финансировали т. н. борцов за свободу Украины, которые на самом деле были в их рядах орудием подрывной деятельности против народов СССР, а сегодня Россия и своего собственного украинского народа.

Происходящие в наши дни трагические события в Украине есть следствие крупномасштабной подрывной работы ЦРУ в этом регионе. И если в 40-50-е годы националисты и их повители получили достойный отпор и проиграли, то сегодня картина изменилась. Захватившая власть в Украине представители 5-й колонны, опираясь на бандеровских последователей, активно используют идеологию националистов и их боевой потенциал для реализации плана Запада оторвали эту страну от традиционных этнических связей с братскими народами.

Рекомендуем для чтения с последующим обсуждением её содержания в различном формате.

Совет НФ «Щит»

Лоцманы – кто они?

«…Еще обещаю и клянусь, что вверяемые моему попечению суда буду охранять и защищать до последнего моего издыхания от всяких опасностей и всемерно предупреждать всякий вред и убытки, могущие произойти от засорения водяных путей или от корыстных и торговых расчетов, или от нерадения моего и во всех делах служения моего иметь в уме не свои личные выгоды, но честь Российского флага, пользу морской службы…»

Из лоцманской Присяги, 1890 г.

Несмотря на развитие технических средств судовождения, лоцманы по сей день остаются незаменимыми помощниками капитанов. Особую роль лоцманы сыграли в период проведения военных действий при выполнении специальных задач. Сегодня мы расскажем о мужественной работе лоцманов по проводке подводных лодок в период Великой Отечественной войны и прежде всего об иностранных гражданах, которые из патриотических побуждений оказывали помощь СССР в борьбе с фашизмом. Их героическая помощь Северному флоту была направлена на достижение одной цели — освобождение Норвегии от немецких захватчиков.

Северный флот к началу войны не был достаточно сильным. Несмотря на это, флот с первых дней войны стал проводить систематическую авиационную и корабельную разведку в водах противника, установил дозоры на подходах к портам и базам, выставил несколько оборонительных минных заграждений у своего побережья. На позициях у норвежского побережья начали действия советские подводные лодки. Лоцманы и гидрографы обеспечивали безопасное плавание подводных лодок, транспортов и кораблей, в том числе союзных транспортов.

Начиная с сентября 1940 года, в результате оккупации Норвегии германскими войсками на территорию СССР бежало несколько групп из числа граждан Норвегии. Часть из них с личного согласия каждого была привлечена к работе в качестве лоцманов. Им выдавалась специальная лоцманская форма, они проходили дополнительную подготовку, становились членами команды на подводных лодках и кораблях Северного флота.

Тактика задействования лоцманов из числа иностранцев на подводных лодках и других советских боевых кораблях была продиктована несколькими обстоятельствами. Береговая черта, глубины норвежских фьордов, а также особенности подводных течений не были достоверно исследованы до войны советскими специалистами. Только местные жители с морской выучкой могли незаметно и безаварийно провести такой корабль как подводная лодка через узкости к берегу. Лоцман, находясь на борту советской подводной лодки, через перископ или в ночное время при плавании в надводном положении с боевой рубки осуществлял маневрирование кораблём. Он отвечал за благополучную доставку на берег партизан и их оборудования. Именно лоцман решал, возможна ли высадка на берег.

С учетом спланированных забросок на территорию врага разведгрупп с советских подводных лодок ошибки в маневрировании и нарушение скрытности исключались. За каждым таким выходом стояли жизни подводников, разведчиков. Все действия разведгрупп были взаимосвязаны по времени и месту, в том числе с привлечением других наших сил на берегу. В дальнейшем, с учетом опыта, на картах отражались такие особенности, и боевые походы вдоль Норвегии могли производиться без лоцманов из числа иностранцев. Некоторые лоцманы-норвежцы высаживались также с подводных лодок на берег в составе разведгрупп.

Судьба лоцманов складывалась по-разному. Например, Харальд Утне, уроженец г. Киберг. Родился 23 марта 1911 года. Прибыл в Советский Союз в сентябре 1940 года, 15 ноября того же года вернулся в Вардё и Киберг для выполнения разведывательного задания. Вернувшись на территорию Мурманской области, с декабря 1941 года использовался в качестве лоцмана на советских подлодках. 2 октября 1942 года был высажен в районе Нольнесет у п. Берлевог. 27 августа 1943 года был пленен немцами и направлен в лагерь заключенных в г. Крёкебэрслетта. 27 декабря бежал, но в январе 1944 года вновь был пленен около Вардё. 1 октября 1944 года Харальд Утне казнен в районе Скаффер- хюллет рядом с Киркенесом. Его брат Турляйф Андреас Утне после подготовки с декабря 1941 года неоднократно привлекался в качестве лоцмана на подводных лодках. 27 октября 1944 года был десантирован с парашютом в районе г. Комагвар совместно с норвежскими и русскими партизанами.

Трагически закончилась судьба другого героя — Ore Бернхардта Хальвари. Он родился 21 февраля 1895 года в г. Киберге. Бежал в Советский Союз 15 сентября 1940 года и с декабря 1941 года участвовал в 10 походах П JI вдоль побережья провинции Финнмарк. Он наиболее часто задействовался командованием Северного флота для проводки подводных лодок. Благодаря его опыту лоцмана удалось избежать столкновений с противником и навигационных аварий. При высадке одной из разведгрупп 20 октября 1943 года Хальвари был захвачен в плен и 1 июня 1944 года казнен фашистами в Киркенесе.

Известны имена других лоцманов, которые, к счастью, застали окончание войны. Так, Альфред Халвари, уроженец г. Киберг, с декабря 1941 по 1945 год привлекался лоцманом, и это является своего рода рекордом по времени пребывания на советских ПЛ в условиях войны. После войны он продолжительное время работал председателем общины города Вардё.

Также известны имена норвежцев-коммунистов или сочувствующих, которые бежали на территорию СССР от фашистов. Франс Оскар Юопари, 1901 года рождения, который с декабря 1941 по октябрь 1943 год активно участвовал в проводках ПЛ. Для выполнения разведзадания с подводной лодки был высажен в район Киннароддена, где пробыл с октября 1943 года по апрель 1944 года. С февраля 1945 года проживал в Киркенесе.

Эрлинг Миккелсен, 1937 года рождения, уроженец г. Ко- магвар. Работал в качестве лоцмана на советской ПЛ в декабре 1941 года. Участвовал в высадке разведгруппы на остров Арней.

Сигвард Эйвинд Эриксен, 1908 года рождения, находился в составе экипажа ПЛ у берегов Норвегии в январе-феврале 1942 года.

Одд Гуннар Хальвари, 1917 года рождения, успешно работал в качестве радиотелеграфиста и лоцмана малых торпедных катеров. В1944 году участвовал в рейдах торпедных катеров в район Ботсфьорда 22 февраля, в район Урднес 26 марта и в район реки Гренсе-Яксбэлье 5 апреля.

В каждой из боевых операций работа лоцмана способствовала успешному выполнению задач мореплавания, а также спецопераций по высадке разведгрупп, доставке грузов и вооружения. Порой только благодаря опыту лоцманов удавалось избежать серьёзньх аварий при маневрировании на мелководье.

Так, 5 февраля 1942 года экипаж Щ-401 (командир — капитан-лейтенант Моисеев А.Е.) отлично справился с задачей по высадке разведывательной группы на побережье противника. Не имея возможности определить место высадки из- за плохой видимости, лоцман ориентировался по глубинам, используя для их измерения эхолот. Раз в 20 минут определялись глубины под килем и по характеру их изменения уточнялось место лодки. Таким образом удалось довести корабль до Перс-фьорда, войти в него и высадить разведчиков точно в назначенном месте. В этом же походе лодку в подводном положении у мыса Харбакен 19 февраля в 09.43 после уклонения от противолодочных сил противника вынесло на берег. Подводникам повезло в том, что грунт в этом месте был мягкий, поэтому удара при высадке на мель не последовало, и Щ-401 серьезных повреждений не получила. Лодка всплыла в надводное положение, отошла задним ходом от берега и погрузилась вновь. В этом боевом походе лоцман успешно решил задачи скрытого маневрирования в тяжелых метеоусловиях и совместно с экипажем предотвратил аварию.

Именно знание лоцманами наличия мягкого грунта, а также небольших глубин в местах высадок разведгрупп или десанта широко использовалось в период войны. 14 февраля 1942 года Щ-403 (командир — капитан-лейтенант Коваленко С.И.) в 17.14 вошла в Камей-фьорд, в 20.51 подошла в район высадки разведчиков на расстоянии 1-2 кабельтов от берега. Маневрируя вблизи берега, подводная лодка в 21.15 коснулась грунта, частично продув балласт, находилась у берега до 22.45, провела высадку разведчиков, после чего ушла в море.

Вместе с этим имелись и неудачные разведоперации по высадке разведгрупп. 20 февраля 1942 года Щ-404(командир — капитан-лейтенант Иванов В.А.) в районе Тромсё попыталась высадить разведчиков на о. Арне. В 19.30 при сильном накате, находясь на расстоянии не более 100 метров от берега и имея запас глубины под килем всего 10 метров, начали высадку разведывательной группы. Затратив 8 часов на выполнение задание, два раза ударившись о каменистый грунт, подводная лодка отошла от берега, так и не высадив разведчиков. Действия экипажа, в том числе и лоцмана, были сосредоточены на обеспечении безопасности разведчиков и сохранении технической части ПЛ.

Прошли годы, десятилетия. К сожалению, события прошедшей войны мы вспоминаем только по праздникам, связанным с величайшей Победой, а она достигалась ежедневным изнурительным трудом и подвигами. И не важно было тогда, в сороковые, кто шел в разведку, кому вести корабль или нести боевую вахту, цель была одна — разгромить врага. Нашим долгом остается помнить и гордиться мужеством советских воинов и простых рыбаков из соседней Норвегии. Они сделали всё для Победы, порой принося в жертву себя. Память сильнее времени.

И.В. БОРОДУЛИН.

«Наш северный город», январь 2014 г.

Призраки моря

Обстановка на северном морском театре боевых действий в первые месяцы Великой Отечественной, как и на всем Западном фронте, складывалась трагически. Господство на суше, море и в воздухе было захвачено нацистским агрессором. Под водой инициатива на Севере оказалась на нашей стороне. Этому способствовало то, что в довоенные годы на русском Севере была развернута крупная группировка подводных лодок СССР.

К началу войны на Северном флоте (СФ) было 15 подлодок (6 типа «М» — малютка, 6 средних типа «Щ» — щука, одна «Д-3» -типа «Декабрист», 2крейсерских типа «К»). Осенью 1941 из блокадного Ленинграда по Беломорканалу пришло подкрепление, и к январю 1942 отдельная бригада подводных лодок СФ имела в своем составе 22 боевых единицы.

С самого начала боевых действий наши подводники-североморцы заставили противника прижаться к своим берегам, прятаться во фьордах, начать серьезное охранение своих перевозок.

Серьёзной угрозой для наших подводных лодок была вражеская авиация. Это сейчас атомоходы появляются на поверхности только тогда, когда приходят в свои базы. В годы войны лодки большую часть похода шли в надводном положении, преодолевая не только кипение морской пучины, но и опасность внезапной встречи с врагам.

Задачи моряков-подводников всегда были на грани подвига. Морская стихия по самой своей природе враждебна человеку. Подводную лодку на поверхности швыряли, как щепку, штормовые волны и ветра. Под водой на нее давили тонны воды, ведь каждые десять метров глубины погружения увеличивают давление на целую атмосферу. При погружении вода начинает продавливать торпедопогрузочный люк, другие люки и закрытия. Необходимо непрерывно проводить герметизацию, затягивать крепежи, а при всплытии их вовремя ослаблять, иначе придётся срезать автогеном.

Лодки проекта «С» (средние) были предназначены для ведения морского боя на ближних и удалённых рубежах. Однако лодка под перископом демаскировала себя и становилась мишенью для кораблей охранения конвоя. На место обнаружения перископа быстро выдвигались «морские охотники» и эсминцы, которые начинали сбрасывать глубинные бомбы. Методичная бомбёжка была очень опасна и эффективна. Морская среда гораздо сильнее воздуха способна распространять ударную волну. Человек чувствует себя в «консервной банке», которая попала под гусеницы танка.

Страшно себе представить, что приходилось выдерживать людям при взрывах глубинных бомб. Особенно тяжело доставалось акустикам, которые до последнего момента «слушали море», для того чтобы выдать командиру рекомендацию, куда уходить от вражеских кораблей.

Однако если каждый выход лодки на боевое патрулирование был опасен, то высадка диверсионно-разведывательных групп на побережье противника можно приравнять к самоубийству. Высадка разведчиков проводилась под носом врага в надводном положении у самого берега! Лодка вынуждена была находиться на виду несколько часов. Только наша северная промозглая погода, туманы, бури и полярная ночь были помощниками героям-североморцам.

С целью глубокого вскрытия обстановки командование СФ и управления НКВД Мурманской области приняли решение уже с середины января 1942 года начать разведку в глубоком тылу врага небольшими группами. Для ведения этой работы на территории Норвегии были привлечены не только сотрудники УНКВД и флотской военной разведки, но и прошедшие подготовку в радиошколе посёлка Лавна норвежские патриоты, вынужденные эмигрировать в Россию в период фашистской оккупации их родины.

Первое задание по высадке разведывательно-диверсионной группы в 1942 году на территорию Норвегии выпало на долю ПЛ «С-102», которой командовал капитан-лейтенант Л.И.Городничий, бянваря 1942 года лодка вошла под перископом в Перс-Фьорд. После осмотра подходов и места высадки она легла на грунт. Часы ожидания ночи тянулись мучительно. Разведчики — это элита армии, моряки с интересом рассматривали своих пассажиров, ведь даже спросить у них имя было нельзя. Часто военная разведка так и проходила в сводках:«высадили 3 человека» или «разведгруппа из 5 человек». Только высшее командование могло знать их имена и судьбы. Этой ночью к суровому норвежскому берегу на резиновых лодках ушли лейтенант Алексей Ершов и норвежцы Ингольф и Гундерсен. Они вели разведку в районе Киркенес — Ньюборк — Вадсе — Тана-Фьорд.

В это же время «С-102» продолжала боевое патрулирование в районе Вардё. 10 января у мыса Харбакен наша ПЛ двумя торпедами атаковала транспорт «Вальтер Ольроггс» и потопила его. 14 января в северной части Сюльте-фьорда «С-102» обнаружила конвой из 3 транспортных судов противника под охраной сторожевика и 4 катеров. Пренебрегая опасностью, подлодка приблизилась к ним на дистанцию 6 кабельтов (около 1 километра) и произвела четырёхторпедный залп. Это была выдающаяся победа: одной атакой подводники уничтожили сразу 2 транспорта врага! Это были «Тюркхайм» и «Фегервик». Впечатляющее зрелище тонущих судов и полыхавшего на полнеба топлива наши моряки не видели, они уходили от погони. Дерзость русского командира сначала сбила германцев с толку, они решили , что действует несколько советских подводных лодок. Это, возможно, спасло героический экипаж. Враги рыскали по всему району. И всё же ускользнуть незамеченными не удалось.

Разрывы глубинных бомб следовали один за другим. Семь часов продолжался этот ураган смерти. Лодка получила серьезные повреждения и притаилась на дне. Всего фашистские охотники сбросили на «морского призрака» 147 глубинных бомб. Мощные удары сотрясали прочный корпус, корёжили обшивку. В лодке погас свет, все механизмы были остановлены. Чтобы расходовать меньше кислорода, все, кто не был задействован в заделке пробоин, лежали не двигаясь, как в железном гробу. Корабль мгновенно остыл. Ледяной холод Баренцева моря пронизывал тело и выматывал душу. Легко сказать: заделать пробоину или даже просто течь. На глубине около 70 метров вода хлещет под давлением 8 атмосфер! Паники не было, но в мыслях моряки вспоминали своих родных и близких, которых, возможно, им было уже не суждено увидеть.

Мы помним слова героя-подводника Магомеда Гаджиева: «Нигде нет такого равенства, какое существует на подводной лодке, где все или побеждают, или погибают». «С-102» победила смерть.

Вот запись из вахтенного журнала корабля:

«14.01.1942 г. 10.39 Носовые торпедные аппараты, пли. Выпущено 4 торпеды, было слышно 3 взрыва.

10.40 Полный ход. Циркуляция вправо на курс 0. Началось бомбометание… Начато погружение на 35 м.

10.41 Глубина 20 м, сброшена вторая серия бомб перед носом. Лодку стало выбрасывать на поверхность… Заполнена цистерна быстрого погружения. Лодка ушла на глубину. Вышло из строя управление горизонтальными и вертикальными рулями… Лодка упала на грунт на глубине 88 м.

10.45 Снова началось бомбометание. Бомбы сбрасывались сериями с небольшими перерывами. Рвались недалеко и над лодкой. От взрыва бомб вышли из строя: ГОН, эхолот, аварийное освещение, 50% нормального освещения, произошло короткое замыкание пускового устройства, сгорели частично секции пускового сопротивления, нарушена герметичность топливной цистерны № 6…

12.30 Лежим на грунте. Возобновилась бомбёжка, выключены все механизмы.

…Произведён аварийный ремонт…

19.00 Начали всплытие с грунта. Из-за заклинивания машинок вентиляции и обшей негерметичности кормовой группы лодка всплывала с дифферентом на корму 40 градусов. Выровнять дифферент заполнением цистерны не удалось. Лодка снова легла на грунт… Давление воздуха в пяти баллонах высокого давления осталось 60 атмосфер, а в двух командирских — 170 атмосфер. Глубина погружения 94 м (предельная глубина для лодок этого типа 100 м)».

Снова моряки предприняли попытку вырваться из плена морской пучины только в 21.00, используя последний резерв воздуха высокого давления из командирской системы. После 25 минут отчаянной борьбы за жизнь лодка вышла на поверхность с чудовищным дифферентом на нос. Во время наибольшего дифферента 45 градусов на корму после 11 часов бомбёжки и ремонта лодка смогла всплыть и самостоятельно уйти в море в зону зарядки аккумуляторов и проведения самостоятельно ремонтных работ

К счастью разведчиков группы Ершова С-102, несмотря на тяжелые повреждения, 18 января 1942 года в 20.07 всплыла на месте снятия разведгруппы и ждала сигнала. В 21.02 с берега Перс-Фьорда взята группа Ершова А.Б. в количестве четырех человек. Наши разведчики не только собрали важную информацию, но и приобрели бесценный опыт таких операций, который облегчил подготовку других групп. Командование высоко оценило заслуги этой разведгруппы. Анализ полученной информации был включён в сводный отчёт по войсковой разведке на Северном театре за 1 квартал 1942 года.

Можно сказать, что в годы войны сложился новый союз двух самых незаметных для стороннего наблюдателя сил: подводного флота и военной разведки. Объединённые одной целью — защитить Родину — и единые духом они стали непобедимым монолитом, «призраками моря», наводившими ужас и вызывавшими чувство бессилия у непобедимого ранее врага.

Вечная слава героям!

Валерий Генрихович НЕСТЕРОВ,

капитан 2 ранга запаса.

«Наш северный город», декабрь 2013 г.

 «Зеленые тропы» тайной войны

Уже в первые дни Великой Отечественной войны нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов потребовал от командования Северного флота усилить разведывательную работу. Тогда считалось, что «…главным разведывательным средством на море является воздушная разведка». Но велась она только в ближней зоне, так как на вооружении флота находились гидропланы МБР-2 с малым радиусом действия. Радиоразведка СФ была слабо оснащена техникой, ее организационно-штатная структура и методология были несовершенны. А агентурную разведку в новых условиях необходимо было расширять.

Для реализации директивы наркома о ведении разведки всеми возможными путями, разнородными силами и средствами появились интересные решения, но в первую очередь взор моряков устремился на сухопутное направление. Тогда в ближайший рейд батальона пограничников во вражеский тыл отправился и майор Л.В. Добротин из разведотдела флота. Он изучил возможность ведения разведки и осуществления диверсий за линией фронта группами моряков. Майор убедился, что малонаселенная заполярная местность с многочисленными озерами, ущельями и скалами благоприятствует действиям диверсионно-разведывательных формирований.

19 июля 1941 г. такое подразделение было сформировано как 4-й добровольческий отряд моряков. Позднее его переименовали в 181-й особый разведывательный отряд разведотдела Северного флота. В него вошли добровольцы с кораблей и группа спортсменов-комсомольцев Мурманской области. Впоследствии они проникали в немецкий тыл во время войны и на катерах, и на подлодках, и на парашютах, но начинали делать это по суше.

У УНКВД Мурманской области в 1941 году особого выбора не было, поскольку из возможных средств доставки во вражеский тыл там имелись только мотоботы, которые немцы сразу бы потопили. Поэтому они действовали в основном на сухопутном направлении, переходя линию фронта пешком или на лыжах в зависимости от времени года, хотя был один случай переправы на подводной лодке.

Таких трудных и тяжелых разведпоходов в сентябре было много. По времени они ограничивались запасами продовольствия, которые в дополнение к имевшемуся оружию можно было унести на себе. Понятно, что с тяжелой ношей далеко не уйдешь, но других войсковых возможностей внести вклад в разгром врага у УНКВД не было.

В соответствии с приказами НКВД СССР мурманскими чекистами «для диверсионных актов и нарушения коммуникаций в глубоком тылу противника по заданиям военного командования» были созданы специальные формирования. В их задачи входили разведка и диверсии в дальнем тылу немецких и финских войск, захват «языков», минирование дорог, уничтожение небольших гарнизонов, военных объектов и линий связи, а также отвлечение фронтовых частей противника на охрану своих тылов.

Финансовых, материальных, продовольственных и иных ресурсов для этого руководством НКВД СССР выделено не было, в данных вопросах помог военный совет 14-й армии. Первые 40 диверсантов, сведенные в две оперативно-разведывательные группы, были зачислены на ее котловое и вещевое довольствие. Возглавили их М. С. Матвеев и С. Т. Мещеряков.

Забросками диверсионных разведгрупп (ДРГ) в тыл противника занимались в УНКВД разведывательный и 4-й (диверсионный) отделы, нацеленные соответственно на Норвегию и Финляндию. Выходившие туда разведгруппы Управления НКВД состояли не только из советских граждан, но и из норвежцев (среди них были и женщины), финнов. Отличительной особенностью комплектования данных формирований было широкое использование на финском направлении бывших заключенных.

В УНКВД Мурманской области эти группы появились не позднее 10 июля. Известно, что 27 июля одна из них, «…находясь близ вражеского аэродрома, была окружена противником. Несмотря на это, произвела его полную разведку и вышла из окружения, доставив ценные данные об аэродроме противника». 31 августа оперативно-разведывательная группа УНКВД в очередной раз отправилась в глубокий вражеский тыл. В ее составе было 10 человек, 8 из которых являлись финнами. Группа должна была установить в конкретном районе места дислокации воинских подразделений, складов боеприпасов и продовольствия, захватить и доставить в Мурманск 1-2 пленных. Поставленные задачи были ею выполнены. За первые 3 месяца своего существования оперативно-разведывательные группы УНКВД совершили 8 походов в глубокий тыл противника, каждый боец совершил их от 4 до 7.

Чекистами было совершено несколько рейдов в самое логово противника, в район базирования финских пограничников в Талвикюля. Первый из них они провели 3 сентября 1941 г. Тогда туда вышли две группы агентурно-войсковой разведки УНКВД (так в документе — Авт.). Им предстояло установить силы противника и их расположение, а также перерезать в нескольких местах телефонную линию егерей, а на обратном пути захватить пленных. С поставленными задачами группа успешно справились.

Подобные операции были проведены также 7 сентября (группа Мещерякова, тогда отличился разведчик Филатов, который «спас жизнь двум раненым бойцам»), 14 сентября (опергруппа УНКВД «выполнила задание по обнаружению скоплений противника и уничтожению его баз»), 16 сентября (ДРГ Матвеева «уничтожила 2 пикета и 3 избы, используемые разведкой противника») и 22 сентября (вновь «группа Мещерякова произвела внезапный налет на Талвикюля и разгромила 10 домов и погранпост»). В октябре «группа из шести разведчиков в течение 10 дней выполняла в глубоком тылу противника специальное задание». При этом «проявил мужество и отвагу» разведчик Халто, финн по национальности.

Оперативно-разведывательная группа УНКВД «с 6 по 17 сентября принимала активное участие в боевых действиях 181 погранбатальона НКВД. В разгар боевых действий дважды ходила в тыл противника (север Финляндии и Норвегии — Авт.) для разведки группировки его сил». Тогда отличился помощник ее командира Денисов.

Однако вернемся к действиям Северного флота. Решение о создании разведывательного отряда сейчас кажется простым и естественным. Однако оно оказалось настолько удачным, что за его успешную реализацию начальник разведки СФ капитан 3 ранга П. А. Визгин получил в 1942 г. орден Красного знамени, единственную награду за годы войны в Заполярье.

Первые 18 норвежцев (ранее бежали из своей страны на Кольский полуостров от преследования оккупировавших в 1940 г. Норвегию немцев) пришли во флотский разведотдел в июле 1941 г. Еще 16 норвежцев использовались в начальный период войны разведотделом областного УНКВД. Сначала они проникали на территорию Финнмарка пешим порядком.

Именно так в июле 1941 г. три норвежских патриота прошли для сбора информации в район порта Киркенес. 24 августа на север Финляндии и Норвегии была направлена в охранении 20 пограничников группа, в состав которой входило 4 моряка, 4 финна и 6 норвежцев. Их задачей было ведение войсковой разведки и проведение диверсий. «Финская» часть операции прошла успешно, чего нельзя сказать о «норвежской», поскольку 5 норвежцев не выдержали нагрузок боевого похода и вынуждены были с полпути вернуться в Мурманск.

А в сентябре группа из 34 моряков вновь совершила пеший рейд в тыл немецких войск. Она успешно решила задачу по взрыву одного из фашистских объектов и боевому охранению следовавших на север Норвегии двух норвежцев. Известно, что одним из них был Альберт Амбли. Группа собрала в Якобснесе и в долине Пасвик обширные сведения разведывательного характера, после чего вернулась в Мурманск. Еще 3 патриота этой страны совершили пешую вылазку в Финнмарк для сбора информации об оккупировавших Норвегию фашистских частях в сентябре 1941 г.

В ноябре состоялся уже длительный лыжный рейд смешанной группы из 24 советских бойцов и 6 норвежцев (среди них Хокун Сневе и Оскар Нюстрем) для поиска немецких зимних аэродромных площадок в Северной Финляндии. Поход на глубину более 250 км проходил скрытно, костры не разжигались, курить запрещалось, пища была холодной, ночевали на снегу. Было обнаружено и нанесено на карту для последующих ударов два замаскированных снежных аэродрома, определена их вместимость, подсчитано количество находившихся там бомбардировщиков. Группа без потерь вернулась обратно.

В разведотделе СФ называли пешеходные маршруты «тропами по зеленой». Неоднократно ходил по ним с лета 1941 г. разведчик Алексей Чемоданов и потому знал их отменно. На одной из «троп» он и погиб в середине октября 1944 г. вместе с Александром Чаулиным, возвращаясь по ней после полугодового пребывания на норвежских скалах и ведя по приказу командования разведку немецких частей. Погибли в бою с немцами в августе 1944 г. уже на подходе к линии фронта и возвращавшиеся из Финнмарка норвежские патриоты Коре Фигенску и Рикард Йохансен.

Использовался пеший маршрут и тогда, когда разведгруппы имели информацию, которую нельзя было передать по радио. К примеру, в сентябре 1943 г. Оскар Нюстрем, Оддвард Сибблунд и Генри Петтерсен вернулись в Мурманск после пяти месяцев пребывания в Норвегии, пройдя пешком через боевые порядки немецких войск в районе Петсамо. Они доставили ряд добытых немецких карт и схем с обозначениями береговых укреплений.

Следовавших по «зеленым тропам» в Финнмарк или возвращавшихся оттуда через территорию Финляндии норвежских патриотов и советских разведчиков старались перехватить финны. Был арестован, например, в августе 1941 г. финской полицией и выдан гитлеровцам двигавшийся в направлении Сер-Варангера норвежский патриот Ялмар Фрискиле. Его пытали и приговорили к длительному тюремному заключению.

Был использован пеший маршрут и для вывода бежавшего из фашистского застенка норвежского патриота Харью Усвальда. В августе 1942 г. он был арестован гестапо и около 2 месяцев содержался в тюрьме Киркенеса. От служившего в полиции патриота Акселя Хоэля об аресте стало известно в Мурманске, полицейским Харальдом Рюгом был организован побег Харью Усвальда. Для их доставки на советскую территорию были задействованы специально заброшенная группа и одна из разведячеек. Беглецы и группа сопровождения сумели пройти через боевые порядки противника в районе реки Западная Лица.

И таких примеров можно привести много. «Зеленый» маршрут активно использовался разведывательными отделами Северного флота и УНКВД Мурманской области для действий в тылу вражеских войск на севере Финляндии и Норвегии.

Виктор ФЕДОРОВ,

полковник запаса.

«Наш северный город», ноябрь 2013 г.

Это мы – те, кто не вернулся из боя…

В 2014 году будет отмечаться 70-летие Петсамо-Киркенесской операции Карельского фронта и Северного флота ВМФ СССР

— Когда возлагаю цветы к памятнику Алеше, всегда как бы слышу: «Жители города-героя Мурманска! Вспомните о нас, положите гвоздику к Вечному огню. Это мы – те, кто не вернулись из боя. Где находятся  наши могилы, не известно. Мы где-то там – в чужой земле, в земле Северной Норвегии. Мы выстояли, и вы теперь живете в Великой России…», — с грустью поведал мне лет десять назад ветеран Великой Отечественной войны.

Выжившего в горниле войны человека уже нет в живых, а его слова остались. В моей памяти. Надеюсь, останутся и в памяти потомков.

Душа-парень Кеньев

Потому как он был прав на все сто, этот увенчанный сединой ветеран. Ведь даже по прошествии почти семидесяти лет после окончания Великой Отечественной войны, мы, живущие ныне, не можем констатировать: всем, кто четыре страшных военных года ковал Великую Победу, отданы последние почести. Многие воины до сих пор не имеют могил. Среди них – наш земляк краснофлотец Рикхард Кеньев, родившийся в Белокаменке в 1923 году.

Участник Великой Отечественной войны (разведчик 181-го особого разведывательного отряда Северного флота), Герой Советского Союза Макар Бабиков в своей книге «Отряд особого назначения» пишет: «Рикхард Кеньев родился и рос в становище Белокаменка Полярного района на берегу Кольского залива.

Работал он в колхозе счетоводом, потом в райсовете Осоавиахима. Сначала на войну взяли отца, партизанившего на Мурмане еще во время английской интервенции, потом Рикхарда, а в минувшем году, уже после известия о смерти отца в Архангельске, очередь дошла и до брата Федота. Отец был по национальности карел, мать Хилья Антоновна – финка. Поэтому в семье говорили по-русски, по-карельски и по-фински.

Осенью 1941 года по рекомендации райкома комсомола Рикхард пришел в отряд разведчиков.

От Полярного до Белокаменки рукой подать. Иногда Рикхарду давали день-другой отдыха, и он на рейсовом катере навещал мать, сестер и маленького брата».

Рикхард Кеньев, очевидно, был неординарным человеком. Во всяком случае, информация о нем сегодня есть даже на Интернет-сайте поклонников русского рукопашного боя: «Рикхард Кеньев — парень, обучавший бойцов отряда Леонова (командир легендарного 181-го разведывательно-диверсионного отряда морских разведчиков Северного флота. — Авт.) метанию ножа и приемам самбо (погиб в неравном бою с егерями) — учился в секции самбо при Осоавиахиме».

Сам дважды Герой Советского Союза, капитан 1-го ранга Виктор Леонов в своей книге «Уроки мужества» вспоминал: «Каждый из наших боевых друзей был сугубо индивидуален, со своим характером и внешним обликом. А все вместе мы составляли один воинский коллектив, многоликий, но крепко спаянный любовью к Родине и ненавистью к врагу.

Пришел как-то в отряд молодой паренек краснофлотец Рикхард Кеньев, финн по национальности. Был он среднего роста, белобрыс и начисто лишен, что называют, внешней эффектности. Почему-то он всегда улыбался, и это на первых порах озадачивало разведчиков.

Он часто коверкал русские слова, из-за этого над ним потешались, а он не обижался. Бывало, только улыбнется в ответ и скажет:

— Так легче и проще.

— Смотрите, опять расплылся, как ясное солнышко, — сказал ему старшина второй статьи Володя Фатькин после очередной улыбки. – Ты где такой вырос?

— В лесу, — безмятежно ответил Кеньев.

— Лесовик, значит. А что делать умеешь?

— Ходить на лыжах, стрелять.

— Не много, однако…

Вскоре оказалось, что он умеет гораздо больше, чем мы думали. Степан Мотовилин (известный разведчик. – Авт.) и Рикхард Кеньев быстро нашли общий язык.

Как завязалась их дружба, трудно сказать. Говорят, что Степан очень хотел научиться хорошо метать нож, а у него все не получалось. Как-то раз Кеньев заметил это, подошел к нему, взвесил нож на руке и едва уловимым движением кисти послал точно в цель.

— Ого! Видали?! Где это так научился?

— В лесу, в Осоавиахиме и еще кое-где, — с уклончивой улыбкой ответил Кеньев. — А вашим ножом, товарищ старшина, только хлеб резать можно. Спрячьте и не мучайтесь… Нате-ка мой. А теперь смотрите, как надо…

Постепенно, вопреки ожиданиям, Рикхард стал в отряде прямо-таки незаменимым человеком, душой-парнем. Мы молчаливо признали в нем многоопытность, практичность человека, выросшего в лесах Заполярья. Признал это и Степан Мотовилин, ибо сам он, знающий лес и горы, понимал, что такие навыки даются трудно.

Разжигают, к примеру, на привале костер — дымно, а огня нет. Подойдет Рикхард, поколдует — все наоборот… Или группа разведчиков ночью среди скал — луна, снег искрится. Смотришь, вдруг исчез впереди идущий — в яму залетел. Выходит вперед Рихард — и ни одной ямы на пути! Он их особым чутьем угадывает, лыжня становится ровной и приятной.

Я рассказал об этих двух разведчиках не потому, что они были выдающимися бойцами. В схватках с врагами находились посильнее их. Но было у них свое, только им присущее — они всегда знали, что надо делать, и редко допускали ошибки, за которые всегда приходится дорого расплачиваться. Мы все учились у них этому редкому искус­ству, так необходимому фронтовику».

Рикхард Кеньев был храбрым раз­ведчиком, не раз отличался во время боя. В 1942 году за бой на мысе Мо­гильный его наградили орденом Красной Звезды.

Почти три года Рикхард Кеньев служил в 181-м разведотряде штаба Северного флота. Неоднократно был переправщиком разведгрупп и их имущества с подводных лодок на берег. И всегда задания выполнялись им быстро, четко и успешно.

А с 26 июня 1944 года после заброски на оккупированную территорию Норвегии вместе с радистом Евгением Морозовым он вел наблюдение и наводил самолеты на врагов в районе Порсантер-фьорда и дороги от Банака к Кибергу. Их рация была запеленгована, и в начале июля немцы, прочесывая местность на берегу Бос-фьорда, наткнулись на разведчиков. Судя по всему, бой был ожесточенный, а силы неравные. Наши краснофлотцы погибли.

Героев предали земле норвежские рыбаки, но место захоронения до сих пор не установлено. В августе 1944 года мать Рикхарда Кеньева получила извещение: сын пропал без вести. Но, наверняка, еще много лет после войны она ждала, что ее улыбчивый, светловолосый мальчик вот-вот постучится в дверь и скажет: «Я вернулся, мама!»…

Отважный радист Коровин

Вместе с Рикхардом Кеньевым в боевой операции на мысе Могильный участвовал и радист-разведчик Николай Коровин, уроженец деревни Пешкове Грязовецкого района Вологодской области. Плечом к плечу, не на жизнь — на смерть они бились с немцами, ведь недаром говорят: в бою побывать — цену жизни узнать. И впоследствии Николай Коровин был удостоен награды: медали «За отвагу».

Отмечу, в 181-й разведотряд штаба Северного флота в октябре 1941 года Николай Дмитриевич пришел, уже имея специальную подготовку — он был радистом. Еще до войны Николай Коровин окончил курсы радиооператоров УКК морского учебно-курсового комбината «Мурманрыба» и работал радистом Управления «Мурманрыба», а до этого, начиная с 1938 года, трудился на Мурманском рыбокомбинате: купором, учетчиком, агентом хозяйственной части.

В Красную армию он был призван Микояновским РВК города Мурманска 2 октября 1941 года, когда ему исполнилось двадцать лет. По рассказам сослуживцев, Николай любил и хорошо знал радиодело. Он был веселым, разговорчивым, ответственным и, как сейчас говорят, коммуникабельным человеком.

В статье «Это не забывается», опубликованной в газете «На страже Заполярья» в октябре 1964 года, Герой Советского Союза Макар Вабиков подчеркивает: «Отряд бывал на Варангере неоднократно… Много важных сведений добыли Рикхард Кеньев, Николай Коровин и их боевые товарищи». Недаром младший сержант Коровин довольно быстро стал командиром отделения радистов разведотряда штаба Северного флота.

Этот отряд в суровых условиях Заполярья не только обеспечивал разведывательную и диверсионную деятельность в тылу фашистов, но и осуществлял защиту главной транспортной артерии второй мировой войны. Приведу выдержки из итоговой разведсводки 027 от 30 сентября 1942 года: «Данные СВМФ: в результате проведенной 18 сентября 1942 г. десантной операции в районе полуострова Могильный (кв. 1872) противник понес потери убитыми и ранеными до 150 солдат. Взорвано 10 дзотов, склад боеприпасов и 5 землянок. Взят пленный 91-го саперного батальона».

В октябре 1943 года Николай Коровин вместе с норвежцем Оскаром Леонардом Нюстрёмом были десанти­рованы в районе полуострова Варангер. После приземления и сбора грузового парашюта они выбрали место для укрытия, а через несколько дней по рации получили указание двигаться в определенном направлении и расположиться на высоте 637. Однако предательство радиста другой разведгруппы привело к тому, что немцы на эту высоту пришли следом за ними.

Бой был скоротечным. Как рас­сказывали впоследствии норвежские охотники, домик, в котором скрывались два разведчика, а он одиноко стоял в этом месте горы, был иссечен десятками пуль. Как погибли герои, где упокоились их души, точных данных не имеется. Осталась лишь запись в книге боевых потерь за 1947 год Микояновского РВК Мурманска: Николай Коровин пропал без вести в октябре 1943 года. В его семье тоже не дождались с войны любимого сына…

Прах радиста-разведчика Николая Коровина до сего времени не предан земле с почестями, и родные не могут навестить дорогую могилу. А сколько еще воинов, погибших смертью храбрых на той страшной войне, не упокоились с миром?..

Мы все в огромном долгу перед ними. И перед душой-парнем Рикхардом Кеньевым, и перед жизнелюбивым Николаем Коровиным, да что там — перед миллионами тех, кто отдал жизнь на полях сражений, защитил нашу страну в лихую годину.

Они выстояли — вопреки всему, и мы обязаны их помнить. Вечно!

Светлана КЕРОНЕН.

«Наш Северный город», октябрь 2013 г.

Перейти к верхней панели