«Зеленые тропы» тайной войны

 «Зеленые тропы» тайной войны

Уже в первые дни Великой Отечественной войны нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов потребовал от командования Северного флота усилить разведывательную работу. Тогда считалось, что «…главным разведывательным средством на море является воздушная разведка». Но велась она только в ближней зоне, так как на вооружении флота находились гидропланы МБР-2 с малым радиусом действия. Радиоразведка СФ была слабо оснащена техникой, ее организационно-штатная структура и методология были несовершенны. А агентурную разведку в новых условиях необходимо было расширять.

Для реализации директивы наркома о ведении разведки всеми возможными путями, разнородными силами и средствами появились интересные решения, но в первую очередь взор моряков устремился на сухопутное направление. Тогда в ближайший рейд батальона пограничников во вражеский тыл отправился и майор Л.В. Добротин из разведотдела флота. Он изучил возможность ведения разведки и осуществления диверсий за линией фронта группами моряков. Майор убедился, что малонаселенная заполярная местность с многочисленными озерами, ущельями и скалами благоприятствует действиям диверсионно-разведывательных формирований.

19 июля 1941 г. такое подразделение было сформировано как 4-й добровольческий отряд моряков. Позднее его переименовали в 181-й особый разведывательный отряд разведотдела Северного флота. В него вошли добровольцы с кораблей и группа спортсменов-комсомольцев Мурманской области. Впоследствии они проникали в немецкий тыл во время войны и на катерах, и на подлодках, и на парашютах, но начинали делать это по суше.

У УНКВД Мурманской области в 1941 году особого выбора не было, поскольку из возможных средств доставки во вражеский тыл там имелись только мотоботы, которые немцы сразу бы потопили. Поэтому они действовали в основном на сухопутном направлении, переходя линию фронта пешком или на лыжах в зависимости от времени года, хотя был один случай переправы на подводной лодке.

Таких трудных и тяжелых разведпоходов в сентябре было много. По времени они ограничивались запасами продовольствия, которые в дополнение к имевшемуся оружию можно было унести на себе. Понятно, что с тяжелой ношей далеко не уйдешь, но других войсковых возможностей внести вклад в разгром врага у УНКВД не было.

В соответствии с приказами НКВД СССР мурманскими чекистами «для диверсионных актов и нарушения коммуникаций в глубоком тылу противника по заданиям военного командования» были созданы специальные формирования. В их задачи входили разведка и диверсии в дальнем тылу немецких и финских войск, захват «языков», минирование дорог, уничтожение небольших гарнизонов, военных объектов и линий связи, а также отвлечение фронтовых частей противника на охрану своих тылов.

Финансовых, материальных, продовольственных и иных ресурсов для этого руководством НКВД СССР выделено не было, в данных вопросах помог военный совет 14-й армии. Первые 40 диверсантов, сведенные в две оперативно-разведывательные группы, были зачислены на ее котловое и вещевое довольствие. Возглавили их М. С. Матвеев и С. Т. Мещеряков.

Забросками диверсионных разведгрупп (ДРГ) в тыл противника занимались в УНКВД разведывательный и 4-й (диверсионный) отделы, нацеленные соответственно на Норвегию и Финляндию. Выходившие туда разведгруппы Управления НКВД состояли не только из советских граждан, но и из норвежцев (среди них были и женщины), финнов. Отличительной особенностью комплектования данных формирований было широкое использование на финском направлении бывших заключенных.

В УНКВД Мурманской области эти группы появились не позднее 10 июля. Известно, что 27 июля одна из них, «…находясь близ вражеского аэродрома, была окружена противником. Несмотря на это, произвела его полную разведку и вышла из окружения, доставив ценные данные об аэродроме противника». 31 августа оперативно-разведывательная группа УНКВД в очередной раз отправилась в глубокий вражеский тыл. В ее составе было 10 человек, 8 из которых являлись финнами. Группа должна была установить в конкретном районе места дислокации воинских подразделений, складов боеприпасов и продовольствия, захватить и доставить в Мурманск 1-2 пленных. Поставленные задачи были ею выполнены. За первые 3 месяца своего существования оперативно-разведывательные группы УНКВД совершили 8 походов в глубокий тыл противника, каждый боец совершил их от 4 до 7.

Чекистами было совершено несколько рейдов в самое логово противника, в район базирования финских пограничников в Талвикюля. Первый из них они провели 3 сентября 1941 г. Тогда туда вышли две группы агентурно-войсковой разведки УНКВД (так в документе – Авт.). Им предстояло установить силы противника и их расположение, а также перерезать в нескольких местах телефонную линию егерей, а на обратном пути захватить пленных. С поставленными задачами группа успешно справились.

Подобные операции были проведены также 7 сентября (группа Мещерякова, тогда отличился разведчик Филатов, который «спас жизнь двум раненым бойцам»), 14 сентября (опергруппа УНКВД «выполнила задание по обнаружению скоплений противника и уничтожению его баз»), 16 сентября (ДРГ Матвеева «уничтожила 2 пикета и 3 избы, используемые разведкой противника») и 22 сентября (вновь «группа Мещерякова произвела внезапный налет на Талвикюля и разгромила 10 домов и погранпост»). В октябре «группа из шести разведчиков в течение 10 дней выполняла в глубоком тылу противника специальное задание». При этом «проявил мужество и отвагу» разведчик Халто, финн по национальности.

Оперативно-разведывательная группа УНКВД «с 6 по 17 сентября принимала активное участие в боевых действиях 181 погранбатальона НКВД. В разгар боевых действий дважды ходила в тыл противника (север Финляндии и Норвегии – Авт.) для разведки группировки его сил». Тогда отличился помощник ее командира Денисов.

Однако вернемся к действиям Северного флота. Решение о создании разведывательного отряда сейчас кажется простым и естественным. Однако оно оказалось настолько удачным, что за его успешную реализацию начальник разведки СФ капитан 3 ранга П. А. Визгин получил в 1942 г. орден Красного знамени, единственную награду за годы войны в Заполярье.

Первые 18 норвежцев (ранее бежали из своей страны на Кольский полуостров от преследования оккупировавших в 1940 г. Норвегию немцев) пришли во флотский разведотдел в июле 1941 г. Еще 16 норвежцев использовались в начальный период войны разведотделом областного УНКВД. Сначала они проникали на территорию Финнмарка пешим порядком.

Именно так в июле 1941 г. три норвежских патриота прошли для сбора информации в район порта Киркенес. 24 августа на север Финляндии и Норвегии была направлена в охранении 20 пограничников группа, в состав которой входило 4 моряка, 4 финна и 6 норвежцев. Их задачей было ведение войсковой разведки и проведение диверсий. «Финская» часть операции прошла успешно, чего нельзя сказать о «норвежской», поскольку 5 норвежцев не выдержали нагрузок боевого похода и вынуждены были с полпути вернуться в Мурманск.

А в сентябре группа из 34 моряков вновь совершила пеший рейд в тыл немецких войск. Она успешно решила задачу по взрыву одного из фашистских объектов и боевому охранению следовавших на север Норвегии двух норвежцев. Известно, что одним из них был Альберт Амбли. Группа собрала в Якобснесе и в долине Пасвик обширные сведения разведывательного характера, после чего вернулась в Мурманск. Еще 3 патриота этой страны совершили пешую вылазку в Финнмарк для сбора информации об оккупировавших Норвегию фашистских частях в сентябре 1941 г.

В ноябре состоялся уже длительный лыжный рейд смешанной группы из 24 советских бойцов и 6 норвежцев (среди них Хокун Сневе и Оскар Нюстрем) для поиска немецких зимних аэродромных площадок в Северной Финляндии. Поход на глубину более 250 км проходил скрытно, костры не разжигались, курить запрещалось, пища была холодной, ночевали на снегу. Было обнаружено и нанесено на карту для последующих ударов два замаскированных снежных аэродрома, определена их вместимость, подсчитано количество находившихся там бомбардировщиков. Группа без потерь вернулась обратно.

В разведотделе СФ называли пешеходные маршруты «тропами по зеленой». Неоднократно ходил по ним с лета 1941 г. разведчик Алексей Чемоданов и потому знал их отменно. На одной из «троп» он и погиб в середине октября 1944 г. вместе с Александром Чаулиным, возвращаясь по ней после полугодового пребывания на норвежских скалах и ведя по приказу командования разведку немецких частей. Погибли в бою с немцами в августе 1944 г. уже на подходе к линии фронта и возвращавшиеся из Финнмарка норвежские патриоты Коре Фигенску и Рикард Йохансен.

Использовался пеший маршрут и тогда, когда разведгруппы имели информацию, которую нельзя было передать по радио. К примеру, в сентябре 1943 г. Оскар Нюстрем, Оддвард Сибблунд и Генри Петтерсен вернулись в Мурманск после пяти месяцев пребывания в Норвегии, пройдя пешком через боевые порядки немецких войск в районе Петсамо. Они доставили ряд добытых немецких карт и схем с обозначениями береговых укреплений.

Следовавших по «зеленым тропам» в Финнмарк или возвращавшихся оттуда через территорию Финляндии норвежских патриотов и советских разведчиков старались перехватить финны. Был арестован, например, в августе 1941 г. финской полицией и выдан гитлеровцам двигавшийся в направлении Сер-Варангера норвежский патриот Ялмар Фрискиле. Его пытали и приговорили к длительному тюремному заключению.

Был использован пеший маршрут и для вывода бежавшего из фашистского застенка норвежского патриота Харью Усвальда. В августе 1942 г. он был арестован гестапо и около 2 месяцев содержался в тюрьме Киркенеса. От служившего в полиции патриота Акселя Хоэля об аресте стало известно в Мурманске, полицейским Харальдом Рюгом был организован побег Харью Усвальда. Для их доставки на советскую территорию были задействованы специально заброшенная группа и одна из разведячеек. Беглецы и группа сопровождения сумели пройти через боевые порядки противника в районе реки Западная Лица.

И таких примеров можно привести много. «Зеленый» маршрут активно использовался разведывательными отделами Северного флота и УНКВД Мурманской области для действий в тылу вражеских войск на севере Финляндии и Норвегии.

Виктор ФЕДОРОВ,

полковник запаса.

«Наш северный город», ноябрь 2013 г.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Перейти к верхней панели